Previous Entry Share Next Entry
|007| "По млечному пути"
led__zepp

Новый фильм Эмира Кустурицы, не прошло и десяти лет… А нет, прошло.

Оговорюсь сразу же, что данное мнение предназначено исключительно для людей, которые фильм уже посмотрели, либо которым Кустурица и его творчество крайне безразличны и/или безразличны спойлеры сюжетных ходов. Для тех кто просто мимо проходил, с удовольствием резюмирую сразу же вверху, дабы не теряли время – фильм крайне не рекомендую к просмотру, в том числе поклонниками режиссера. А теперь немного подробнее для тех, кому интересно.

Если пытаться рассматривать новую работу Кустурицы как шаг вперед или назад, то можно несколько тронуться умом – работа получилась невероятно противоречивой, вплоть до самого финала. Поэтому лично для себя я вижу это как шаг в сторону, как настоящую попытку к бегству от самого себя, от своих штампов и огромного багажа умений, которыми Кустурица радовал даже в самых слабых своих работах.

Первоначально фильм начинается, что называется, в лучших традициях. Да, на этот раз в центре картины боснийская война, однако военная тема, как обычно водилось у Кустурицы, подана эксцентрично, со «сме**ёчками» и общей атмосферой «пира во время чумы». Режиссер не гнушается даже крайне мультяшными эпизодами, вроде сцены с огромными часами (за малым без смешных «пердящих» и свистящих звуков) и многочисленными акцентами на умилительных и забавных животных, вроде курочки прыгающей у зеркала, или гусей с размаху ныряющих в ванну со свиной кровью (да-да, при общем апокалиптическом настроении Кустурица не разучился подавать подобные сцены поразительно уместно).

Но что-то в фильме настораживает сразу же, некоторая странная манера работы со структурой. Затем ты сразу же себя одергиваешь – какая еще структурица, это же Кустурица! – значит и должно быть по-хорошему странно, весело, в то же время трагично… короче, ожидаешь капустник, в духе, как минимум, не самого сильного его фильма, «Завет».

Первая половина фильма выполнена более-менее в духе старых работ, однако с поправкой на, и я в этом убежден, атмосферу из советских фильмов. Данное предположение подчеркивается кадрами из фильма «Летят журавли», которые нам демонстрируются отнюдь не случайно и, далее по тексту, Кустурица в лице главного героя практически цитирует «Кавказскую пленницу», олицетворяя собой эдакого постаревшего «Шурика» на осле, катающегося к своей невесте (кстати, тоже спортсменке-комсомолке) за молоком, чтобы затем продавать его (?) солдатам. Что-то есть и от работ Георгия Данелия, однако фильмы Гайдая, судя по всему, Кустурица видел не один раз, и вплетает родственные, на подсознательном уровне, ходы не случайно. Но все это, честно говоря, мелочи. Даже постоянно приплетаемые библейские мотивы (сам «святой путь» перевозки молока главным героем, животные ему помогающие, навязчивый змей, словно из того самого райского сада, и так далее) как-то в итоге не укладываются в общую пирамидку.

И вот почему.

Постепенно вводя новых персонажей и подводя сюжет к чему-то вроде более агрессивной версии «Черная кошка, белый кот», только про любовный треугольник, режиссер, словно для самого себя неожиданно, резко меняет курс. Из эксцентричной военной трагикомедии фильм превращается в военную антимилитаристическую сказку. По сюжету объявляется перемирие, все ликуют и расслабляются, но неожиданно на пороге появляется враг (собирательный образ, основанный, по всей видимости, на англичанах, но не суть). Этот самый враг начинает последовательно убивать всех персонажей фильма. Убивает забавных солдатиков, так мило и мужественно переживающих невзгоды войны. Убивает невесту главного героя (к которой, впрочем, герой Кустурицы подчеркнуто равнодушен), убивает её брата (сыгранный великолепным «фирменным» актером Кустурицы, но так и не успевшим раскрыться в данной картине). Причем не просто абстрактно убивает – нам показывают их обожжённые тела, а затем и самого врага, профессионально орудующего огнеметом. Помните ту умилительную курочку, прыгающую и попискивающую у зеркала?! Так вот, нет её больше! Наверняка сожгли или затоптали! А прикольный ослик главного героя? Ну реально ведь как у Шурика! Да две маслины в бок ему всадили, нет его тоже, откинулся, прямо на наших глазах! И так в принципе со всем, что мы видели в первой половине фильма. Последовательно режиссер в буквальном смысле сжигает ужасами войны все позитивное что мы битый час наблюдали, и тыканье в лицо данным символизмом не столько шокирует, сколько раздражает. В живых остаются, понятно, герой Кустурицы и героиня Беллуччи, которая должна была выйти замуж за брата его невесты, но как вы понимаете, в этом фильме никто особо ни за что не парится и эмоции принято выражать исключительно мужественным молчаливым образом, даже если снайпер тебе отстрелил ухо – есть и такая сцена, да.

В итоге, с середины до почти самого финала, мы наблюдаем эдакую псевдо-притчу. Сказочно-библейское путешествие главных героев в бегах от страшных, но туповатых, врагов, в количестве трех штук. Что тут сказать, лично я во второй половине фильма все время вспоминал «Великий фильм о Великой войне» Михалкова, что поделать коли Кустурица в этот раз вызывает ассоциации исключительно с российско-советским кинематографом. Абсурд доходит до своего пика в прямо таки коронно - «михалковской» сцене про стадо овец, которое главный герой пускает в сторону минного поля, чтобы зашифроваться и сбежать (я не шучу!) от врагов. Кругом взрываются овцы и разлетаются кровавыми ошметками, герои всё бегут по полю, враги тупят и не попадают, кто-то из них, впрочем, тоже взрывается, пастух неистово орет, общая атмосфера вышла достойная, что тут сказать, особенно если осознать в полной мере пресловутый великий символизм, который опять же недалеко ушел от сцены в последней части «Утомленных солнцем» где дочка бежит навстречу отцу по тому же минному полю. И, к глубокому моему сожалению, необходимо признать, что при общей низости поздних «Утомленных солнцем», Михалков по четкости и выраженности таких гротескных идей, вроде срущего летчика или православной мины с автонаведением все таки, увы, Кустурицу уделывает.

А что в итоге?! Невеста главного героя таки подрывается на растяжке (не помог библейский змей, не дожал :( ), превращаясь в звездную пыль (натурально). Эпилог. Главный герой теряется в жизни, но принимает православие (в прямом смысле), тоскует по любимой, таская камни на место трагедии. Конец.

В начале данного мнения я резюмировал, что фильм не рекомендуется к просмотру. Позвольте и мне сделать поворот «а-ля Кустурица». Фильм крайне рекомендую увидеть лично каждому. Я понимаю, что оскорбительны и нелепы сравнения с Гайдаем и творчеством Михалкова. Но, поверьте, лично вам может померещиться и что-то покруче, такова цена предложенного шапито. Работа крайне смелая, нелепая и, пожалуй, уникальная в этом своем шустром и агрессивном балагане из смыслов и ходов. Поверьте, заскучать он не даст, однако я верен своему основному посылу и выводу – это худший фильм Кустурицы, не выдержавший свою идею и эклектику так как у него всегда получалось раньше. Увы, но что-то очень важное мастер подрастерял за эти годы и не спасают даже отличные актеры, оператор и композитор. А война это ужасно, бесспорно..

Спасибо за внимание!

Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account